Заварка в пакетике

Существуют две версии происхождения бумажных мешочков с чаем. По европейской версии, мысль появилась у малоизвестных воинов первой мировой, каковые стали заваривать чай, опуская в котелок с кипящей водой толику заварки, завязанную в кусок бинта. Американцы же уверены в том, что изобретение было сделано коммивояжером по имени Томас Салливэн, что еще в 1908 году паковал безвозмездно раздаваемые компанией образцы чайного страницы в сшитые вручную шелковые мешочки. Действительно, и по данной версии решающий ход к изобретению был неизвестным: кто-то из клиентов сообразил, что возможно мешочек в чашку и не копаться с дополнительным заварочным чайником.

Так или иначе и в том и другом случае чай имел «тряпочный» привкус. И в случае если для нетребовательных воинов это было не крайне важно, то широкому потребителю, нормально выпивающему чай в собственной столовой, таковой привкус не нравился. Вместе с тем мысль казалась многообещающей.

Комфортно, а помимо этого, возможно применять чайную пыль, неизменно остающуюся при переработке.

В двадцатых годах прошлого столетия завариванием чая без заварного чайника заинтересовался американский инженер Фэй Осборн, проходивший службу в компании, создававшей различные сорта бумаги. Он поразмыслил, что возможно попытаться подыскать таковой сорт, что окажется дешевле шелка, марли либо газа и не будет владеть никаким собственным вкусом.

в один раз он обратил внимание на необыкновенную узкую, мягкую, но прочную бумагу, в которую упаковывались кое-какие сорта сигар.

Выяснив, что данный сорт бумаги делают в Японии вручную из какого-либо экзотического волокна, во второй половине 20-ых годов XX века он решил изготовить такую же бумагу. Он перепробовал различные сорта тропической древесины, джут, сизаль, хлопчатник а также волокна из листьев ананаса. Ничего не получалось. Наконец, он наткнулся на так именуемую манильскую коноплю либо, кратко, — манилу, из которой вьют морские верёвки (в действительности это растение не имеет никакого отношения к конопле, это родственник банана).

Итог был многообещающим.

В 1929-31 годах Осборн испытывал различные химические составы, каковые разрешили бы сделать бумагу из манилы более пористой при той же прочности. Подобрав необходимый способ, он еще пара лет израсходовал на перевод собственного лабораторного процесса, разрешавшего делать отдельные страницы, на громадную машину, производящую целые рулоны бумаги.

Тем временем матерчатые мешочки с заваркой уже укрепились в Америке. Делали их из марли, а о масштабах говорит цифра: в тридцатых годах на чай в Соединенных Штатах уходило каждый год более семи миллионов метров марли.

К весне 1934 года Осборн наладил изготовление чайной бумаги из манильского волокна на громадной машине. Уже в 1935 году его бумага начала применяться кроме этого для упаковки мяса, электротехнических изделий и столового серебра. К концу тридцатых годов бумажные пакетики уже удачно соперничали с марлевыми.

Но с началом второй мировой манила стала стратегическим сырьем (она растет только на Филиппинах), и американские США не только запретили тратить ее на чайные мешочки, но и реквизировали имевшиеся у Осборна запасы для потребностей флота. Изобретатель не сдавался, он наладил «отстирывание» списанных манильских верёвок от масла и грязи, а так как этого сырья не хватало, он ввел в собственную бумагу добавки вискозы.

Продолжая изучения, в первой половине 40-ых годов XX века он приобрел новую, весьма узкую, но достаточно прочную бумагу без манильского волокна, а через два года отыскал метод «склеивать» края мешочков горячим прессованием вместо сшивания нитками. Эти два успехи открыли чайным пакетикам широкую дорогу к столу. К концу войны около трети чая продавалось в Америке в пакетиках Осборна, а на данный момент так расходится 95 процентов всего потребляемого в Соединенных Штатах чая.

Многие американцы просто не представляют, что возможно заваривать чай как-то в противном случае.

Неудивительна исходя из этого сцена, сравнительно не так давно наблюдавшаяся автором этих строчков под Нью-Йорком. Американка, зайдя к себе домой в русскую семью и заметив на столе жестяную банку с сухим чаем, неуверенно задала вопрос: «А что, вы сами фасуете чай по пакетикам?»