Загадки птиц-подкидышей

Нам, зоологам, кукушка до сих пор задает много тайных.

К примеру, в то время, когда кукушки, фактически говоря, дремлют? Весной, до самой ночи, часов до одиннадцати, возможно услышать их перекличку, перемежающуюся с криками филинов, а около часу ночи они снова «на ногах»!

Один орнитолог выяснил, при какой средней освещенности начинают петь птицы. Оказалось, что зарянки и чёрные дрозды просыпаются при 0,1 люмена (1 люмен равен силе света одной свечи на расстоянии 1 метра). Но сходу за ними уже идет кукушка, просыпающаяся при освещенности в 1 люмен.

В четыре раза будет светлей, дабы начали петь славка и иволга-черноголовка; зяблику требуются 12 люменов, а зеленушке — сто!

Влюбленный самец кукушки — настойчивый крикун. Он приподнимает собственный хвост косо кверху, легко распускает крылья, надувает зоб и выкрикивает собственный «ку-ку» время от времени по шестьдесят, семьдесят раз подряд.

На небольших птиц эти крики создают совсем определенное действие. Они налетают на крикуна, бьют крыльями, носясь около его головы, и стараются долбануть его клювом. Кукушка не в силах прогнать эту назойливую мелюзгу.

Стоит лишь явиться на зов самке-кукушке, как тут же начинается свирепая погоня, в которой подчас участвуют по два-три самца сходу.

Кукушечьи обычаи не воспрещают самке осчастливливать нескольких самцов подряд. Единобрачия у этих необычных птиц по большому счету не существует. Время от времени какой-нибудь самец прочесывает участок, заселенный четырьмя-пятью самками и получает размещения каждой из них, а случается и без того, что самка посещает попеременно владения двух самцов.

Самка не кукует, а издает только торопливое «вик-вик-вик».

Влюбленного самца возможно приманить его собственным криком. Очевидно, для этого не хватает «ку-ку», а направляться естественней подражать их кличу. Тогда самцы мнят, что приближаются к ненавистному сопернику.

У небольших пичуг имеется все основания ненавидеть кукушку, поскольку они вынуждены играть роль приемных своих родителей для их подкидышей. Сто шестьдесят два вида птиц «облагодетельствует» кукушка собственными яйцами, начиная с маленького королька и заканчивая вяхирями и крупными горлицами. Взрослая кукушка весит приблизительно столько же, сколько тёмный дрозд — примерно сто граммов. А яички кукушки, не превышающие размером воробьиные, весят три грамма (у других птиц и чёрного дрозда такой же величины яйца весят восемь граммов).

Это ясно: так как кукушка «осчастливливает» прежде всего небольших птиц.

В жульническом подбрасывании яиц самкам частично оказывают помощь и самцы: они своим криком намеренно отвлекают на себя разгневанных мелких своих родителей. Самка тем временем крадучись, медлено подкладывает собственный яйцо. И старается она откладывать собственные яйца в отличие от небольших птиц не по утрам, а в послеобеденные часы, в то время, когда самый возможно застать гнездо без опеки своих родителей.

Самка выбирает подходящий момент, подлетает к гнезду, хватает в клюв одно яйцо, быстро откладывает на его место собственный и улетает с ворованным трофеем в клюве.

Продолжительное время спорили о том, как удается кукушке подкладывать яйца в кладки птиц, строящих собственные гнезда в дуплах деревьев. Ей так как нереально в том направлении протиснуться.

Наблюдениями установлено, что кукушка способна при необходимости отложить собственный яйцо на землю, а после этого, забрав его в клюв, водворить в дупло.

Кукушечьи яйца выглядят очень различно, и выявить их в кладке приемных своих родителей способны другой раз лишь эксперты. И только у крапивника, пеночки и лесной завирушки кукушечье яйцо явственно отличается от главной кладки.

Кукушка старается поместить собственные яйца в свежие, только что достроенные гнезда, с неполными кладками. В законченных кладках яйца могут быть уже какое количество-нибудь насиженными, и тогда кукушонок покажется на свет позднее положенного срока и не успеет вытолкнуть собственных «братьев» из гнезда.

Небезынтересен следующий вопрос. Способна ли кукушка по собственному усмотрению откладывать то голубые яички, требующиеся для гнезда горихвостки, то белые с полосами на тупом финише, нужные чтобы одурачить бдительность камышовой овсянки; в противном случае крапчатые — для малиновки. И не смотря на то, что повадки и жизнь кукушек достаточно необычны, но все же не так! Самка-кукушка, вылупившаяся в свое время из голубого яйца, будет потом и сама откладывать голубые яички в гнезда горихвосток.

Если она не сумеет разыскать много гнезд горихвосток и начнет откладывать собственные яйца в гнезда вторых птиц, то значительно чаще чужие яйца без промедлений бывают выкинуты возмущенными хозяевами.

Итак, стало известно, что кукушки делятся на разные расы, подбрасывающие собственные яйца совсем определенному виду птиц-хозяев. Если бы кукушки подбрасывали собственные яйца, к примеру, одним только крапивникам, то этим несчастным было нужно бы высиживать одних кукушат, и они не так долго осталось ждать бы вымерли совсем. Исходя из этого нужно вычислять громадным счастьем для небольших певчих птиц, что кукушки не составляют постоянных пар, а предпочитают свободную любовь.

Так у них самки и самцы разных рас так перемешиваются, что в одной и той же местности появляются кукушечьи яйца самых разнообразных расцветок, и распределяются они более либо менее равномерно по гнездам разных небольших птиц.

Не все кукушата выживают. Лишь 62 процента подкинутых яиц не редкость принято приемными родителями, треть от оставшихся портятся на протяжении насиживания. А из вылупившихся кукушат лишь 43 процента становятся летными.

Неугодное, странное яйцо .птица в большинстве случаев проклевывает, хватает клювом за край скорлупы и выбрасывает вон. Но выполнить это с кукушечьим яйцом не так-то легко, по причине того, что оно предусмотрительно снабжено значительно более прочной скорлупой, чем равные по размеру яйца вторых птиц.

Мелкий кукушонок выбирается из яйца на сутки либо два раньше, чем его сестры и сводные братья.

Появляется он на свет совсем обнажённым и с неординарно чувствительной кожей. Исходя из этого мелкий крепыш очень болезненно переносит любое прикосновение. В случае если в первые четыре дня судьбы кукушонка дотрагиваться до него пальцем, он будет вести себя так, как будто бы его колют раскаленными иглами.

Все, что находится рядом с ним, причиняет ему боль. Исходя из этого еще слепой кроха начинает приседать, прижимаясь к самому летку гнезда и старается, дабы находящиеся по соседству яйцо либо братишка перекатились ему на пояснице. На пояснице у кукушонка имеется особая ложбинка, в которой он посредством собственных обрубочков-крыльев удерживает жертву, после этого он с великим трудом подтаскивает ее к краю гнезда, и… вот яйцо либо птенец уже кубарем катится вниз, задевая за ветки.

Через четыре дня кукушонок оперяется и необычная необычная «тяга к выбрасыванию» неспешно в нем угасает; но к этому времени около него не редкость уже пусто.

А вдруг в одно да и то же гнездо попало пара кукушечьих яиц, отложенных различными самками? Между вылупившимися из яиц птенцами разыгрывается ожесточённая борьба.

И заканчивается она тем, что в гнезде остается один.

В последующие за этим дни кукушонку остается лишь одно: попрошайничать. Сначала он делает это без звучно — легко обширно раскрывает клюв. Это весьма разумно, по причине того, что его «чужой» крик будет очень сильно различаться от писка птенцов, быть может, еще оставшихся в гнезде.

Но когда гнездо опустело, кукушонок делается громогласней и начинает издавать собственный требовательный крик.

Возможно какое количество угодно разламывать себе голову над тем, из-за чего приемные родители терпят, что чужак бессердечно выкидывает из гнезда их собственное потомство. Они так как в полной мере имели возможность бы его заклевать насмерть, выбросить самого либо покинуть и обречь на голодную смерть. Но ничего аналогичного не происходит.

Иногда возможно заметить как птенцы малиновки, жалобно пища, висят в развилке веток под самым гнездом, тогда как самка, не обращая на них них мельчайшего внимания пестует подкидыша.

Само собой разумеется, нам представляется чудовищно ожесточённым что кукушонок хладнокровно убивает «собственных» сестёр и братьев. Но совместно им не вырасти. А вот хохлатой кукушке, обитающей в Африке и Испании, не приходится преобразовываться в убийцу. Она откладывает собственные яйца в гнезда ворон и соек, и этим большим птицам ничего не следует выкормить кукушонкп без особенных хлопот совместно со своим выводком.

И по большому счету не все кукушки ведут жизнь паразитов. В Америке, к примеру, имеется кукушки, у которых несколью самок планируют совместно и строят совместно гнездо, в котором и выращивают потомство сообща.

В Южной Америке ветречаются утки, каковые пристраивают собственный потомство на кукушечий манер.

Они подкладывают яйца в гнезда вторых уток родственного им вида либо кроме того в гнезда хищных птиц.

Но не всем нехороша кукушка. Она, к примеру, заглатывает вредных гусениц, сплошь покрытых ядовитыми ворсинками, которых другие птицы обходят стороной.

Ее громадный желудок не редкость сплошь набит этими ворсинками и выглядит так, как будто бы бы имеет изнутри шерстный покров. Так что для нас, людей, привыкших разглядывать каждое животное с торгашеской точки зрения — «а какой с него прок?» — кукушки все же воображают определенную сокровище

Перевод с германского Е. Геевской