Венерин башмачок

На склоне мая каких лишь цветов не заметишь в юном травостое! Елани — лесные прогалины, опушки, луга а также склоны оврагов сплошь сияют переливами живых самоцветов. Словно бы и в самом деле растения соперничают, кто пригожей и обаятельней. Любая травка, и самая незаметная с виду, сейчас по-своему хороша и уж решительно второй незаменима. Но отчего же нас так трогают самые крупные цветки — нивяники, колокольчики, купальница, венерин башмачок?

Покоряют красотой, изысканным видом. Но, размер не так серьёзен. Незабудки, скажем, совсем малы, а кто ж к ним равнодушен? И, наоборот, загадочные цветки белены, любой величиной с хороший пятак, не останавливают, не прельщают прохожего.

Очевидно, дух соперничества неугасим в зеленом царстве, в движение разрешено войти все — и выживаемость, и привлекательность, а также коварство.

Вот, например, венерин башмачок. Дабы выжить, эта северная орхидея наделена едким соком. И животные в далеком прошлом проведали — несъедобен. Не владей башмачок этим свойством, ему вряд ли бы сохраниться под давлением тысячелетних невзгод.

Так как его жизнеспособность совсем мелка. Поразмыслить лишь, зацветает на восемнадцатом году! К тому же целых зарослей не образует, да и размножается очень туго, и всходит далеко не все семя. Единственная защита — относительная ядовитость, выручавшая растения этого рода от скусывания четвероногими. Оговорка «относительная» нужна, по причине того, что венериным башмачком время от времени лакомятся пятнистые олени.

Но их всегда было мало в лесах, и особенного урона прекрасному цветку они не наносили.

Венерин башмачок стал большой редкостью из-за неразумного вмешательства людей. Как раз под тяжелой рукой порубщика, покосчика и шатуна-туриста он скоро провалился сквозь землю из многих мест исконного обитания.

Нарушение экологической обстановки повредило всем видам северных орхидей — ятрышникам, ночной фиалке, дремлику. Но особенно пагубно сказалось на венерином башмачке — травке, бывшей и без того редкостной. Вот из-за чего сейчас забраны под строгую охрану все представители этого маленького рода. Никто не вправе рвать неповторимый цветок — красу отчего края!

А как он красив — посмотрите.

Маститый пурпуровый цветок покажется сказочно-замысловатым. Двухлопастная губа вздутая, с узким устьем, по форме напоминает игрушечную туфельку, из этого и латинское наименование Cypripadium — башмачок Киприды (прозвище Венеры, восхваление которой особенно процветало на острове Кипр). Оттопыренные боковые лепестки острые, легко закрученные и долгие-долгие, с палец. Нижний лепесток зубчатый, образован из двух сросшихся лепестков. Тычинок плодущих две, третья тычинка недоразвитая.

Ботаники именуют ее стаминодием. На дне башмачка видны сочные волоски, источающие нектар. Пчелы, забираясь в башмачок за лакомством, обратно смогут пролезть только через узкие отверстия в задней стенке полости. Наряду с этим пчела задевает пыльники, унося с собой пыльцевые зерна, дабы при случае покинуть их на рыльце другого для того чтобы же цветка.

В отечественных лесах видятся четыре вида венерина башмачка.

Для неботаника, пожалуй, самый возможна встреча с башмачком настоящим (С. ciaceolus). Распространен он по изреженным лесам, на опушках и среди кустарников. Его простые районы обитания — верховья Волги, Средний Днепр, Крым и Нижний Дон. Всегда был редок в Пензенской и Курской областях. Корневище этого растения толстое, ползучее, с маленькими междоузлиями.

На всей протяженности усажено извилистыми корнями. Стебель обметан маленькими железистыми волосками. Высотой он с локоть и мельче.

Листья складчатые, заостренные, жилистые, по жилкам усеяны волосками. Любая пластинка с детскую ладонь. Высыхая, лист не чернеет.

Цветки настоящего башмачка пурпурово-бурые, по два-три на стебель, их запах напоминает ваниль (как тут не отыскать в памяти, что ваниль — это стручки тропических орхидей).

Окраска губы ярко-желтая, в она рябоватая — с красноватыми крапинками. Спереди губа закругленная, с выступающими складками. Устье узкое, в заметны волоски. Протяженность губы большая — около 3 см. но все же она меньше любого из лепестков.

Стаминодий беловатый, помечен фиолетовыми пятнами.

В народных говорах башмачок настоящий наречен достаточно причудливо. Значительно чаще крестьяне именовали его адамовой кукушкиными башмачками и головой.

В некоторых деревнях он слыл как марьин башмачок а также как сапожки божией матери.

Башмачок крупноцветный (С. macranthon) занимает лесные смешанные леса и лужайки. Его большое количество было в Заволжье и в равнине реки Камы.

Видится он в Западной Сибири и на Дальнем Востоке. Цветки этого башмачка лиловые либо фиолетово-розовые, за что он и прозван в народе красными зозульками. При основании лепестков у него возможно рассмотреть более чёрные жилки.

В хвойных и смешанных лесах, на закустаренных луговинах может еще попасться и третий вид венерина башмачка — башмачок пятнистый. Губа у него выглядит рябенькой — вся испещрена слившимися розовыми пятнами.

Ростом он пониже вторых башмачков — от 15 до 30 сантиметров. Увлекателен и башмачок Ятабе, встречаемый в лесах Дальнего Востока. Венерины башмачки уже давно приручены цветоводами — разводятся ими в садах и на клумбах. Чаще вторых воспитывают башмачки настоящий и крупноцветный. В позапрошлом веке узнаваемый петербургский цветовод Э. Л. Регель удачно выращивал прекрасный канадский башмачок (С. spectabile).

Большие цветки его белые, с легким розовым отливом. На стебле вырастают один-два цветка. Башмачок канадский высаживали на затененном участке сада, почву выбирали плодородную, сдобренную еще и листовым перегноем.

Отечественные зимы данный башмачок переносит легко. Размножают его делением разросшихся корневищ.

Венерин башмачок настоящий:
1 — неспециализированный вид растения, плод и цветок, 2-4 — цветки башмачков: пятнистого крупноцветкового и Ятабе