Из жизни бегемотов

Если бы вы в один раз встретились на узкой тропе с бегемотом, вряд ли у вас появился бы вопрос: кто кому обязан уступить дорогу. Обычный бегемот имеет длину тела до 4,5 метра и массу до 4,5 тонны. Имеется еще и карликовые бегемоты. «Карлики» помельче собратьев. Протяженность их тел «всего-то» 170-185 сантиметров, а масса 250-275 килограммов.

Но поболтаем сейчас об обычных.

Обитают они в Африке и распространены южнее Сахары (за исключением юга материка). Населяют бегемоты водоемы, питаются растительностью, деятельный образ судьбы ведут ночью. Ну а раз ночью, то и знают о них сейчас еще далеко не все. Так как ночь — не наилучшее время для наблюдения за судьбой животных.

Учитель зоологии Брауншвейгского университета (Германия) Ханс Клингель в 1970-е годы приехал в Уганду в национальный парк королевы Елизаветы и посвятил изучению бегемотов пара лет.

Он сумел достаточно близко познакомиться приблизительно с двумястами бегемотами и обучился различать их по боевым рубцам на теле либо по вторым отличительным изюминкам (к примеру, по форме хвоста). Любой толстокожий заслуживал собственного имени.

Имена были экзотическими и в большинстве случаев складывались из целого предложения, правильнее — они образовывались из начальных букв отдельных слов. Ну, к примеру, одного из бегемотов он назвал «Шрам у правого глаза», другого — «Хвост закорючкой».

Национальный парк королевы Елизаветы был лучшим местом для изучения этих животных.

Тут бегемоты еще не запуганы людьми и бродят по суше в течение всего дня, выходя погреться на солнце.

В случае если животное не имело каких-либо отличительных линия, его маркировали. Одно дело — надеть ошейник либо прикрепить бирку с номером на ухо зайцу и совсем второе — пометить бегемота. Маркировку чаще приходилось делать ночью, причем выстрел производился из арбалета.

С негромким шорохом вылетала стрела со особым усыпляющим зарядом и вонзалась в центральную часть крестца бегемота — лучшее место для инъекций. Удар стрелы сперва пара пугал животное, но после этого оно опять принималось жевать траву. Но весьма не так долго осталось ждать бегемот засыпал.

На шею дремлющему животному надевали ошейник, а к уху прикрепляли светло синий-красные бирки. Время от времени бегемотов метили краской. При наблюдениях за животными краска на коже и цветные бирки на ушах были прекрасно видны и ночью.

в один раз за два часа работы Хансу удалось пометить 11 бегемотов!

Маркировка помогла ученым ответить на кое-какие вопросы о поведении бегемотов. К примеру, удалось выяснить, что животные не метят собственные пастбищные участки и нормально дробят их с собратьями. А ведь раньше считалось, что бегемоты монополизируют собственные пастбища. Вторым открытием было то, что они имели собственные определенные места для дневного отдыха.

Удалось установить, что одинаковые бегемоты в течение дня отдыхают в облюбованных ими в один раз местах на мелководье, у берегов озер.

Бегемоты — животные весьма общительные. Они довольно часто (особенно в воде) планируют многочисленными группами, от нескольких особей до нескольких десятков.

Время от времени эти группы складываются из одних самок либо из одних самцов. В отдельных случаях большие взрослые самцы держатся особняком.

На первый взгляд думается, что в среде бегемотов царит хаос, но со временем удалось узнать, что их сообщества — интересный пример социальной организации, основанной на территориальных притязаниях самцов во время сезона размножения.

Сейчас самцы пробуют захватить определенные наделы земли для собственной будущей семьи. Но это удается далеко не всем.

Любопытно, что у большинства вторых копытных (антилоп гну, бубалов, пала, зебр Грэви и других) территориальные домашние участки лишь пастбищные, тогда как у бегемотов участки, предназначенные для супружеской жизни, удалены от мест кормежки на расстояние в пара миль. Владение домашней территорией есть необходимым условием для размножения.

Одной из изюминок в среде бегемотов есть терпимость главного на домашнем участке самца по отношению к вторым самцам. Но к самке другие самцы, очевидно, не подпускаются. Ханс неоднократно замечал самцов-холостяков, каковые с явной покорностью подчинялись обладателю участка. А встречи с соседями по домашним территориям в большинстве случаев проходят нормально у их неспециализированной границы.

Время от времени на мелководье между самцами происходят ритуальные сражения.

Неприятели становятся друг против друга с открытыми пастями и брызгаются водой. Довольно часто наряду с этим они кроме того не касаются друг друга. В случае если один начинает двигаться вперед, второй тут же отступает. А вдруг случается соприкоснуться мордами, то делают они это крайне осторожно, лишь мало толкаясь.

Но так бывает не всегда. Время от времени самцы ведут и ожесточённые битвы за территорию, другими словами, по сути дела, за право на размножение. Битва гигантов может длиться до полутора часов и не редкость, что один из соперников погибает. Но конкретно во время сезона размножения соперники уже не сражаются.

Бегемоты спариваются в воде.

По окончании восьмимесячной беременности у самки рождается кроха весом всего 100 фунтов. Людям весьма редко получалось видеть роды у бегемотов. Самка способна задержать роды, в случае если ее потревожат. Рождение малыша происходит под водой, а через пара секунд по окончании появления на свет он всплывает на поверхность, оттолкнувшись задними ногами.

Вдохнув воздуха, он опять опускается на дно и пребывает в том месте 5 мин. (как и взрослые), по окончании чего всплывает за очередной порцией воздуха.

Юные бегемоты развиваются весьма скоро. Через пара мин. по окончании рождения они уже смогут находиться, ходить и сосать. Кстати, бегемоты — нехорошие пловцы. Практически они не могут плавать.

Собрав в легкие воздуха, они погружаются в воду и ходят по дну озера либо реки.

Во второй половине семидесятых годов прошлого века из-за боевых действий в Танзании и Уганде национальные парки стали полями сражений. Лишь в парке королевы Елизаветы были стёрты с лица земли десятки тысяч буйволов, слонов, антилоп, бегемотов и бородавочников. До начала массового уничтожения животных в парке обитало 12000 бегемотов, а через пара месяцев их осталось не более 2500.

А также Сейчас популяция бегемотов так и не достигла собственного прошлого уровня.

В то время, когда в первой половине 80-х годов прошлого века Ханс Клингель возвратился в Уганду, он был поражен тем, как пугливы стали бегемоты. Сейчас они редко выходили из воды и при мельчайшей опасности опять кидались в воду. Хансу удалось опознать только нескольких ветхих привычных в тех местах, где он проводил собственные изучения. Когда-то бегемоты планировали в том месте тысячами, сейчас он смог замечать только жалкую группу в 25 особей.

И в случае если раньше Ханс вольно смотрел за судьбой животных, не нарушая их спокойствия, то сейчас они кидались в воду при мельчайшей опасности. «Я стал для них чужой», — с печалью констатировал ученый.

По данным издания «International Wildlife»